Русский конструктивизм — искусство истинного авангарда

Русский конструктивизм — искусство истинного авангарда

Русский конструктивизм был последним и наиболее влиятельным периодом современного искусства, процветавшим в России в 20 веке. Оглядываясь назад в 1924 году, художник Казимир Малевич писал: «Мы сделали два вывода из кубизма: один — супрематизм, другой — конструктивизм…» Как и супрематизм, русский конструктивизм сформировался в 1914 году, до Октябрьской революции 1917 года, и пожалуй самая важная фигура, наиболее близкой к основанию считается художник Владимир Татлин. Сосредоточенный на тщательном техническом анализе современных материалов и отказе от идеи, что искусство должно производиться ради искусства, а как практика для социальных целей, конструктивизм заимствовал идеи Кубизма, а также Футуризма и его идеи уходят корнями в прославление современного человека и быстрых и яростных машин. Искусство конструктивизма также во многом опиралось на критику и отрицание духовности, которую продвигал супрематизм и его ведущая фигура Малевич.

Иногда жестокие атаки конструктивистов на идею божественного Малевича и общая цель двух периодов, когда творчество принадлежало обществу в целом, составляют один из самых богатых периодов современного искусства 20-го века. Давайте теперь ближе познакомимся с одним из самых «рациональных», а иногда даже называемым «темным периодом» в истории, и поразмышляем над некоторыми ключевыми идеями этого периода, стилем создаваемых произведений искусства и его наследием.

Зарождение русского конструктивизма

Владимира Татлина часто называют отцом конструктивизма. Этот украинский художник вошел в московский авангард благодаря своему традиционному обучению, которое подтолкнуто, или, лучше сказать, дополняло революционное мышление при посещении Парижа и встрече со знаменитым Пабло Пикассо. В Париже Татлин столкнулся с экспериментами в коллажах кубизма, а также с трехмерными конструкциями и серией натюрмортов Пикассо, сделанных из подручных материалов. Восхищение Татлиным их нетрадиционной модуляцией, составленной таким образом, что их можно было бы легко назвать «сконструированными», побудило Татлина изучить новый подход в его собственном производстве. С 1914 до середины 1920-х годов Татлин вместе со своими коллегами-конструктивистами создавал искусство и дизайн, в которых яростно подчеркивались материалы, объем, революция и строительство. Взяв промышленные материалы, такие как дерево, стекло и металл, русский конструктивизм сместился в сторону промышленного дизайна, а его авторами стали инженеры повседневного обихода.

Продвижение рационального мышления, социальных и визуальных интересов, основанных на дизайне и пропорциях, а не на чувственной привлекательности, нанесло удар по традиционному производству. Конструктивистские авторы провели точный технический анализ современных материалов с надеждой, что это исследование в конечном итоге приведет к появлению идей, которые можно будет использовать в массовом производстве, служа целям современного коммунистического общества.

Искусство конструктивизма и революция

В основе этого периода лежало желание выразить опыт современной жизни. Подобно итальянскому футуризму, акцент был сделан на демонстрации динамизма, а креативность рассматривалась как инструмент для переизобретения. Развиваясь после Первой мировой войны, русский конструктивизм продвигал производство, которое служило бы социальным изменениям и вдохновляло людей на перестройку общества по утопической модели. Философию использования «реальных материалов в реальном пространстве» авторы использовали как инструмент, который во многом соответствовал коммунистическим принципам нового российского режима. Искусство на службе революции должно было быть смелым и лишенным эмоций. 

Этот образ мышления сильно отличается от точки зрения супрематизма и того, как два авангардных движения видели искусство, лучше всего описывается следующей цитатой из книги Роджера «Наше собственное искусство — духовное в искусстве двадцатого века». Липси, касаясь свидетельства Николая Пунина, подразумевает подчеркивающую солидарность двух точек зрения относительно уже упомянутой идеи общей цели творческого производства на службе народа.

«[Малевич и Татлин] разделили особую судьбу. Когда все это началось, я не знаю, но насколько я помню, они всегда делили между собой мир: землю, небо и межпланетные пространства, устанавливая свою собственную сферу влияния в каждой точке. Обычно Татлин присваивал себе землю и пытался столкнуть Малевича с небес из-за его необъективности. Малевич, не отвергавший планеты, не сдал бы Землю, поскольку считал ее вполне обоснованно также планетой и также мог быть необъективным» .

Важные художники-конструктивисты и произведения искусства

Только после того, как Татлин представил свою модель памятника Третьему Интернационалу (1919-1920), конструктивизм считался истинно рожденным. Эта работа, известная как Башня Татлина, так и не была реализована полностью. Его стальная спиральная рама, предназначенная для использования в качестве функционального конференц-зала и центра пропаганды Третьего Коммунистического Интернационала, должна была быть высотой 400 м, что делало ее даже выше, чем Эйфелева башня. Татлин сосредоточился на использовании основных материалов для современного строительства, таких как стекло и сталь, а элементы геометрической формы воплощали динамизм современности. Башня была заказана и получила значительную известность при большевистском режиме, но поскольку она так и не была построена, она продолжает оставаться символом неудавшихся утопических устремлений.

Геометрическое беспредметное искусство, использование мощного контраста черного и красного цвета наряду с сильной типографикой символизируют художественный стиль конструктивизма. Который не только был реализован для производства, но и в традиционных режимах высокого искусства. Одними из самых значительных художников этого периода были Варвара Степанова и Илья Чашник, которые доминировали в производстве керамических работ с абстрактными плоскими формами, а также повторяющимися абстрактными узорами, реализованными в текстильном дизайне. Эль Лисицкий и Александр Родченко были влиятельными фигурами в графическом дизайне, создании пропагандистских плакатов и типографике. В которых использовались жирные буквы, четкие цветные плоскости и диагональные элементы. 

Традиция росписи была официально признана мертвой и рассматривалась только как проектная работа для будущих построек. Но Родченко создал единственную влиятельную серию картин. Его серия «Черное на черном» должна была олицетворять окончательный конец духовности и репрезентации и являлась прямым противостоянием картинам Малевича «Белое на белом». Черная серия провозгласила: «Репрезентация закончена, пора строить». Вместе с Родченко, Александра Экстер, Любовь Попова, Александр Веснин и Варвара Степанова также объявили этот вид искусства мертвым на групповой выставке 5 x 5 = 25.

Наследие движения

Все дисциплины искусства, включая музыку, кино, поэзию, особенно архитектуру и театр, были затронуты и преобразованы в этот период, который потребовал полного строительства и переизобретения мира. Уничтожения всего, что было раньше, и создания новой формы с нуля. Когда в середине 1920-х годов он внезапно закончился из-за растущей враждебности большевистского режима к революционному искусству, идеи и стиль геометрических беспредметных работ продолжали вдохновлять художников Запада. Международный конструктивизм процветал в Германии в 1920-х годах и просуществовал до 1950-х годов. Ряд художников конструктивизма были лекторами в школе Баухаус, а дизайн-работы, выполненные для производства пропагандистских плакатов, оказали влияние на стиль Де Стиджла, наряду с современными крупными художниками-графикой и рекламщиками. 

Манифест «Инструмент прогресса» был выпущен Дюссельдорфским конгрессом международных художников-постановщиков, в котором Ханс Рихтер, Тео ван Дусбург из голландского движения De Stijl объявили искусство конструктивизма символом современной эпохи. Международные движения, находящиеся под влиянием русского авангарда, развивали идею искусства как объекта и использовали новые материалы, чтобы подчеркнуть достижения в области технологий и промышленности.

После Первой мировой войны возник новый художественно-социальный авангард, и Европа осознала необходимость перемен. Внимательно читая произведения Александра Родченко, Эль Лисицкого и Ласло Мохоли-Надя, чьи карьеры охватывали широкий спектр художественных практик и политических ситуаций, автор Виктор Марголин исследует, как эти три художника согласовывали изменяющиеся отношения между их социальными идеалами и политические реалии, с которыми они столкнулись. «Борьба за утопию: Родченко, Лисицкий, Мохой-Надь, 1917–1946» предлагает отличное понимание периода авангарда, а также социальных, политических и экономических трудностей, с которыми художники сталкивались на протяжении своей карьеры. Прекрасно иллюстрированная и охватывающая широкий спектр художественных дисциплин, если вы обожаете революционное понимание искусства, то эта книга просто необходима.

Все изображения используются только в иллюстративных целях.

Источник: widewalls.ch и creativepro.com

Делитесь с друзьями:
Влияние супрематизма на современное искусство. Наследие Казимира Малевича Выражение швейцарского дизайна в кроссовках On Centre Court